Восточный Институт

Автономная некоммерческая образовательная организация высшего образования

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию

Как управлять по-китайски

Печать

Иванов А.

Главная задача любой фирмы – добиться успеха в своей области. Для достижения этой цели все работники фирмы должны работать слаженно и эффективно, а руководитель должен владеть ситуацией в коллективе. Этого можно добиться, если в коллективе существуют отношения взаимопомощи и взаимопонимания, как между коллегами, так и между руководителями и подчиненными. Добиться этого можно только тогда, когда руководитель учитывает психологию и особенности менталитета китайских сотрудников.

В течение многих лет я являюсь генеральным директором туристической фирмы «Жемчужная река», где трудится много китайских сотрудников, и мне много раз приходилось сталкиваться с различными ситуациями, возникающими в китайском коллективе. Мой опыт, естественно, не является всеобъемлющим и универсальным, но все же кому-нибудь он может быть полезен.

Хочу познакомить читателя с мыслями, возникшими на основе прочитанных книг, собственного практического опыта и бесед с китайскими коллегами.

Многое я вынес из бесед с одним моим хорошим китайским знакомым, с богатым управленческим опытом. Во всех своих рассуждениях он прибегал к понятиям «инь» и «ян», скрытого и явного, темного и светлого, плохого и хорошего, и каждое явление рассматривал как нерасторжимое единство этих противоположностей.

Мой собеседник подчеркивал, что люди полны противоречий, и ведут себя не так, как думают, а думают не то, что говорят. Поэтому главе фирмы надо научиться управлять противоречиями в подчиненных, противоречиями между подчиненными, противоречиями между подчиненными и руководством.

Для управления китайским коллективом важно управлять человеком (жень), а не делами (ши); дела зависят от человека в большей степени, чем человек от дел. Дела идут хорошо, когда человек хочет работать, оценивая результаты дела. О человеке надо судить не по его поступкам и речам, необходимо раскрыть его мысли и настроение, выяснить его чувства, его отношения с другими работниками. Он утверждал, что китаец более сложен в управлении, чем европеец, потому что он многослоен, многогранен и скрытен. Вывод о том, что только китаец может правильно управлять китайским коллективом, мне кажется правильным только отчасти. Я уверен, что руководитель-иностранец, изучая и зная специфику работы с китайскими сотрудниками, может добиться успеха. В то же время, у него должен быть китайский заместитель, проверенный и надежный человек, который в нужный момент сможет правильно прокомментировать сложившуюся ситуацию.

По мнению моего знакомого, в характере китайца есть несколько ведущих черт. Они служат основой, на которой вырастает индивидуальность каждой личности, и эти доминанты видоизменяются в зависимости от особенностей этой конкретной личности.

Он выделил три главных ориентира в поведении и мыслях китайцев, работающих в коллективе: стремление к середине («чжунюн»), стремление к гармонии («хэсе») и чуткость («ганьин»). Умный руководитель должен их обязательно учитывать и знать, что каждое из этих понятий в жизни проявляется весьма вариативно, и это связано с заложенными в них противоречиями.

Стремление к середине, или учение «чжунюн», – это одна из основ конфуцианства, так как именно конфуцианство сыграло ведущую роль в формировании социального поведения китайцев, и его влияние надо постоянно учитывать. Суть этого понятия можно выразить в нескольких словах: ничто не должно быть чрезмерным. Все крайности нарушают гармонию в обществе.

Соответственно, руководитель должен придерживаться середины - не должен быть слишком строгим или слишком покладистым, не должен лишком хвалить кого-либо из своих сотрудников или слишком ругать, слишком приближать или удалять от себя кого-либо. Он должен думать, когда следует сделать замечание или похвалить работника при всех, а когда это надо сделать с глазу на глаз.

Принцип «держись середины» касается и поведения подчиненных: никто из них не будет стремиться прослыть очень плохим или очень хорошим. Эта мысль выражена в известной народной мудрости, гласящей, что первая птица получает первую пулю, что «человек боится прославиться, а свинья боится растолстеть». В китайском коллективе не надо рассчитывать на то, что кто-то из сотрудников, даже очень способный, захочет взять на себя решение важных вопросов или какую-то ответственность и тем самым стать птицей, которая летит впереди.

Способный человек будет осторожен и осмотрителен, он боится «быть вне главного потока» («фэй чжулю») и вызвать хаос («луань ши»). Конфуций говорил о том, что «благородный муж должен хранить таланты в себе, и действовать, когда придет время» («Цзюньцзы цан ци юй шень, дай ши ер дун»).

Но, с другой стороны, надо ясно осознавать, что любой китайский работник не склонен считать себя бесталанным и не способным выделиться из общей массы. Он также не намерен слепо подчиняться, в душе он очень самостоятелен («цзычжу») и считает себя достаточно умным, чтобы самому стать руководителем, у него на все есть своя точка зрения, которую он, однако, обычно открыто не высказывает.

Китайцы очень чутки к похвале и к критике. Разумная похвала может поощрить к активной и добросовестной работе, к стремлению «проявить себя» («бяосянь цзыцзи»), а неразумная может вызвать «головокружение от успеха» или, как говорят китайцы, он может «задрать хвост» («цяо вэйба») и выйдет из под контроля. Разумная критика может подсказать, как исправить ошибки, а неразумная может погасить энтузиазм или даже вызвать озлобленность. Поэтому руководителю необходимо периодически беседовать с работниками с глазу на глаз, в меру их хвалить и в меру ругать.

Самое главное для начальника - выявить потенциал каждого работника, и дать ему работу и вознаграждать его по заслугам («гунли»). Для того, чтобы подчиненный смог реализовать свои способности, он должен чувствовать не только уважение начальства, но и «свою безопасность» («цзы ань»).

Чтобы подчиненные хорошо работали, необходимо завоевать их симпатии или, как говорят китайцы «получить сердце» («дэ синь»), поэтому умный начальник заботится о создании условий эмоционального комфорта, ощущения большой семьи, где он – старший брат, заботящийся о младших. Требования дисциплины и порядка он предваряет налаживанием отношений на уровне чувств («ганьцин»), добивается, чтобы эти чувства были по отношению к руководителю, к коллективу, к фирме. Только через чувства он взывает к логике («и цин жу ли»). В этом случае работнику будет «неудобно» («бу хао исы») обмануть, не оправдать доверие или относиться к работе нерадиво.

Одна из самых больших опасностей для коллектива появление зависти, или, как образно называют ее китайцы, «болезнь красных глаз» («хун янь бин»). Против способного человека могут ополчиться другие и создать невыносимые условия для его работы, и он вынужден будет уйти. Другая опасность состоит в том, что работник может считать, что его не ценят («кань бу ци»), это тоже может привести к потере ценного работника. Каждый член китайского коллектива очень ревностно относится к своему «лицу», т.е. к тому уважают его или нет. Китайский менталитет не позволяет прощать то, что связано с «потерей лица» («дю лянь»). «Лицо» в Китае – это аналог чести. Китайцы говорят, когда дерешься не бей по лицу, когда ругаешься, не тыкай пальцем в лицо (жест, когда при выяснении отношений пальцем показывают на лицо противника, считается оскорбительным).

Как все в мире не бывает абсолютно плохим или абсолютно хорошим, так и интриган и наушник в правильно организованном коллективе тоже может играть свою положительную роль.

Для того, чтобы вовремя принять необходимые меры против плохих сотрудников, руководитель должен быть очень чутким («ганьин!). Все китайцы очень чутки к малейшим изменениям ситуации, к деталям в поведении других людей, к их словам. На фоне своих подчиненных руководитель должен быть особенно чутким. Необходимость развивать это качество диктуется тем, что в Китае многое не принято говорить прямо, следует скрывать свои мысли. Мой знакомый объяснял это китайской мудростью – «знающий не говорит, говорящий не знает» («яньчжэ бу чжи, чжичжэ бу янь»), «тот, кто сказал первым, умер первым» («сянь шо сянь сы»). Эти принципы определяют поведение китайца. Китаец не будет говорить прямо о том, что действительно волнует, он может говорить много, но не прямо. Он боится предоставить возможность другому узнать что-либо, что можно использовать для дальнейшего манипулирования («чжуачжу бабин»). Китаец склонен рассматривать собеседника, как потенциального противника. Причем каждый человек воспринимается не индивидуально, а как член какой-то группы, у него есть фон («бэйцзин»), состоящий из круга его знакомых, друзей родственников. Все сказанное может стать достоянием не только одного человека, но всех тех, с кем он общается, а среди них может оказаться и прямой недруг говорящего. Умный руководитель, наблюдает не только за подчиненным, но и за кругом лиц, с которыми тот общается. Недосказанность и сохранение «запасного пространства» («юйди»), для возможности маневра в общении всегда присутствует в общении между китайцами. Руководитель никогда не скажет ничего лишнего своему подчиненному, но в то же время, не рассчитывая на полную откровенность, внимательно анализирует слова подчиненных и чутко реагирует на малейшие намеки и подтексты.

Когда китайцы хотят успокоить собеседника, ему говорят «не думай много» («бу яо до сян»), имея в виду, что не надо подозревать собеседника и искать в его словах или поступках какой-то скрытый отрицательный смысл. Тем не менее, подчиненные все равно будут «много думать», т. е. анализировать и выискивать мельчайшие признаки возможной невыгодной для них ситуации. Как говорится, надо «жить в безопасности, но думать об опасности» («цзюй ань сы вэй»).

Лао-цзы говорил, что «надо делать, пока ничего нет, надо приводить в порядок, пока не наступил хаос» («вэй чжи юй вэй ю, чжи чжи юй вэй луань»). А Сунь-цзы учил: «Знай себя, знай других, и ты не проиграешь ни одного из ста сражений» («чжи цзи чжи би, бай чжань бу дай»).

Поэтому, будучи руководителем китайского коллектива, надо многому учиться.

(Адрес данного материала в интернете http://www.chinapictorial.com.cn/ru/se/txt/2010-05/18/content_273099.htm)

 


Новости института

Драгоценная награда присуждена петербургскому педагогу. Инкрустированная рубином золотая звезда — это почетный знак Его Величества императора Японии. Орден восходящего солнца с золотыми и серебряными лучами вручили Валентине Калининой с формулировкой «За колоссальный вклад в распространение японского языка и укрепление культурных связей между странами».

Подробнее ...