Восточный Институт

Автономная некоммерческая образовательная организация высшего образования

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
Восточный институт Синология Статьи по синологии Расследовательская журналистика в современном Китае

Расследовательская журналистика в современном Китае

Печать
Агапов А.А.

Расследовательская журналистика в классическом понимании этого термина появилась в Китае на рубеже 1970-х и 1980-х гг. с началом претворения в жизнь политики реформ и открытости, провозглашенной Дэн Сяопином. Однако предшественниками современных китайских репортеров-расследователей можно считать создателей «документальных повестей» (报告文学) - жанра на стыке литературы и журналистики, получившего распространение в Поднебесной в 1950-1970 гг. Несмотря на то, что их работы позиционировались как литературные произведения, эти авторы всегда основывались на реальных фактах, используя элементы подробного репортажа, обширный фактический материал, глубокий анализ и обобщение, а также фрагменты интервью. Самым ярким представителем данного направления является Лю Биньян (刘宾雁, 1925 - 2005). В 1956 году, будучи репортером влиятельной газеты «Чжунго Циннаньбао» (中国青年报на рус.: «Китайская молодежь»), он опубликовал свои первые резонансные материалы «На строительстве моста» (在桥梁工地上) и «Внутри одной газеты» (本报内部消息). Наиболее известной его работой стала написанная в 1978 году документальная повесть «Люди и оборотни» (人妖之间), разоблачающая коррупцию в небольшом уезде провинции Хэйлунцзян.

После провозглашения политики реформ и открытости в 1978 году количество последователей Лю Биньяня заметно выросло, а по мере расширения самостоятельности прессы и увеличения количе-ства изданий в 1980-е гг. расследовательская журналистика окончательно утвердилась в Китае как полноценный и самостоятельный жанр. В 1987 году, выступая на XIII съезде ЦК КПК, избранный генеральным секретарем партии (т.е. фактически ставший вторым человеком в стране после Дэн Сяопина) Чжао Цзыян (赵紫阳, 1919 - 2005) в своей речи первым из официальных лиц Китая отметил важность выполнения прессой функции наблюдения и контроля деятельности чиновников [1, 7-8]. Использованный им термин «контроль со стороны общественного мнения» (舆论监督) с этого момента прочно вошел в лексикон официальных лиц. Журналисты восприняли это выступление как призыв к действию, и количество расследований в прессе и на телевидении росло.

В 1992 году на крупнейшем китайском телеканале ССТУ в вечернем эфире сразу после итогового выпуска новостей начала выходить новая 30-минутная передача «Фокус» (焦点访谈). В ее основу были положены репортажи журналистов-расследователей, разоблачающие коррупцию и злоупотребления в чиновничьей и бизнес-среде. Программа быстро снискала популярность, аудитория отдельных выпусков достигала показателя в 300 миллионов зрителей. Успех подсказал телевизионщикам идею создания еще одного подобного шоу - «Журналистские расследования» (新闻调查).

Не отставала от телевидения и печатная пресса: в 1995 году газета «Чжунго Циннаньбао» (официальное издание Лиги китайской ком¬мунистической молодежи) начала издавать еженедельное приложение с материалами в жанре журналистских расследований - «Точка замерзания» (冰点), редакторами которого стали заслуженные журналисты Ли Датун (李大同; род. 1952) и Лу Юэган (卢跃刚; род. 1958).

Создавая собственные передачи и издания, китайские журналисты-расследователи внимательно изучали опыт западных коллег. Известно, например, что авторы «Журналистских расследований» при разработке нового для местного телевидения формата, многое переняли у выходящей на американском канале CBS программы «60 minutes», взяв ее в качестве базовой модели [1 , 9]. На пишущих журналистов большое влияние оказывали западные репортеры-расследователи, работавшие в Китае в качестве специальных корреспондентов крупней¬ших европейских и американских изданий. 2003 год ознаменовался сразу несколькими знаковыми событиями для расследовательской журналистики Китая. Наиболее важным из них стала разразившаяся в юго-восточной Азии эпидемия птичьего гриппа, правду о которой мир узнал во многом благодаря китайским репортерам. Впрочем, не менее значимой стала история с публикацией серии материалов по так называемому «делу Сунь Чжигана» (孫志刚).

В апреле 2003 года главный редактор «Наньфан Душибао» (南方都市报, пер. на рус: «Новости южной столицы») Чэн Ичжун (程益中; род. 1965) опубликовал в своем издании историю молодого дизайнера Сунь Чжигана, скончавшегося в полицейском участке Гуанчжоу в результате насилия со стороны полицейских. Юноша был задержан на улице в связи с отсутствием документов, удостоверяющих личность, доставлен в участок и избит сотрудниками правопорядка. Материал Чен Ичжуна породил волну публикаций по теме в других китайских СМИ, вызвав широкий общественный резонанс, вылившийся в дискуссию об адекватности существовавших регламентов работы полиции. Результатом стал не только арест 12 офицеров полиции Гуанчжоу, уличенных в злоупотреблениях и причастности к гибели Сунь Чжигана, но и пересмотр государственными властями комплекса методов обеспечения общественного порядка в стране. Новые нормы регулирования деятельности СМИ, введенные в Китае в 2003-2004 гг., оказали определенное влияние на положение расследовательской журналистики в стране. Не все основные игроки в нише смогли адаптироваться к новым правилам - так, упомянутое ранее приложение «Точка замерзания» прекратило свое существование в январе 2006 года. В этот период на первый план среди изданий, активно занимающихся журналистскими расследованиями, выходит журнал «Цайцзин» (财经, пер. на русский: «Экономика и финансы»), «Цайцзин» появился в 1998 году в Пекине как издание, специализирующееся на экономической тематике. Инициатива создания проекта принадлежала Исполнительному совету Китайской фондовой биржи (中国证券市场研究设计中心), а на роль главного редактора была приглашена журналистка и автор ряда книг об экономике и прессе Ху Шули (胡舒立; род. в 1953). Выпускница отделения журналистики Китайского народного университета (中国人民大学), к этому времени она успела поработать репортером во влиятельных изданиях «Гунжэнь жибао» (工人日报, пер. на рус.: «Рабочая газета») и «Чжунхуа гуншан шибао» (中华工商时报, пер. на рус.: «Китайские деловые новости»), а также пройти стажировку в расположенном в Миннесоте Институте Мировой Прессы (World Press Institute), где тесно познакомилась с журналистами-расследователями из крупнейших американских изданий «Philadelphia Inquirer» и «USA Today».

Несмотря на то, что «Цайцзин» посвящен в первую очередь финансовой и экономической тематике, редакция изначально уделяла большое внимание проблемам развивающегося китайского общества во всех областях от корпоративного управления до здравоохранения, сельского хозяйства или защиты окружающей среды, уже в первом выпуске, вышедшем в свет в апреле 1998 года, журнал поместил громкое расследование, связанное с деятельностью одной из крупных компаний, работавших в секторе недвижимости. По сведениям репортеров издания, ее представители занимались искусственным завышением рыночной стоимости своих акций в интересах небольшой группы инсайдеров. Расследование аналогичного случая финансовых злоупотреблений принесло «Цайцзин» первую широкую известность в 2001 году. Работа над публикацией о незаконной деятельности био¬химической компании «Ингуанся» (银广夏), имевшей своих покрови¬телей в высших эшелонах власти КНР, во многом задала стандарты для современной экономической расследовательской журналистики Китая: репортер в течение трех месяцев кропотливо собирал факты, для чего провел более сотни интервью [4,169].

Однако звездный час «Цайцзин» настал в 2003 году, когда журнал получил всемирную известность в связи с серией публикаций, посвященных эпидемии птичьего гриппа в Китае. Издание одним из первых начало освещать эту тему - их первая публикации датируется февралем 2003 года. В процессе подготовки материалов журналисты осознали всю значимость проблемы, и редколлегия приняла решение бросить все силы на ее освещение вплоть до выпуска специального номера. В тот момент это было непростым решением: министерство здравоохранения Китая в официальных пресс-релизах явно преуменьшало угрозу эпидемии, а руководство страны в свою очередь рассматривало тревожные материалы в СМИ как разжигание паники. Однако Ху Шули настояла на особом освещении темы, и развитие событий показало, что она была права: специальный номер «Цайцзин», посвященный эпидемии, вышел 21 апреля 2003 года, в тот же день был уволен министр здравоохранения Китая [4,169]. За серию репортажей об эпидемии птичьего гриппа журнал был удостоен международного приза за расследовательскую журналистику. В 2006 году «Цайцзин» стал первым изданием, опубликовавшим информацию о мошенничестве в Шанхайском пенсионном фонде - крупнейшем коррупционном скандале в современном Китае. Расследование, произведенное журналистами, выявило факты много¬численных махинаций (в частности, нелегальные высокорискован¬ные инвестиции средств пенсионного фонда в строительный сектор) и привело к отставке первого секретаря шанхайского городского ко¬митета КПК Чэнь Лянъюя (陈良宇 род. 1946).

Благодаря своим актуальным и качественным публикациям, детище Ху Шули быстро завоевало репутацию одного из главных журналов страны. Несмотря на то что по объему тиража (200 тыс. экземпляров) «Цайцзин» уступает многим массовым изданиям, в число его подписчиков входят наиболее влиятельные представители управленческой, финансовой и научной элиты страны, что обуслав-ливает беспрецедентное влияние издания, успех журнала задал новую модель на китайском рынке

СМИ - модель «новых разгребателей грязи», важной составляющей которой является реализация социальной ответственности медиа.

Совместная история успеха Ху Шули и «Цайцзин» завершилась в ноябре 2009 года, когда известная журналистка была вынуждена уйти в результате назревших разногласий с владельцами журнала. Вместе со своим главным редактором издание покинули 90% репор¬теров, с 4 января 2010 они работают над новым проектом - еженедельным журналом «Синьшиди чжоукань» ( 新世纪周刊, пер. на рус.: еженедельник «Новый век»), выпускаемым пекинским холдингом Цайсин Медиа (财新转媒). В последние годы первого десятилетия XXI века активное распространение интернет-технологий и возможностей мобильной связи в современном Китае принесли свои плоды виде появления нового направления в медиа - так называемого «персонального расследовательского блоггинга» (调查博客).

Первым громким расследованием с участим блоггеров стал скандал, связанный с несогласованным с владельцами сносом частного жилья для освобождения земли под крупный девелоперский проект в Чунцине. Чжоу Шугуан (周曙光; род. 1981), известный в интернете под псевдонимом «Zuola» (взятым в честь известного французского писа¬теля), в 2007 году начал в своем персональном блоге серию репорта¬жей о противостоянии отдельно взятой семьи и кампании застройщи¬ков. К конфликту быстро было привлечено общественное внимание, ряд СМИ начали собственные расследования. Активность блоггера вывела локальный конфликт на общенациональный уровень, где к его разрешению подключились государственные структуры вплоть до Конгресса народных представителей Китая. Представители этого органа власти, изучив все обстоятельства, приняли первый в стране закон, защищающий частную собственность в подобных ситуациях. Позлее Чжоу Шугуан, снискавший славу первого китайского блоггера-расследователя, активно участвовал в еще одном резонансной истории - общественной кампании протеста против строительства хими-ческого завода в приморском городе Сямынь [5, 39].

Не менее громким, нежели чунцинское дело, стал разразив-шийся в 2007 году скандал, связанный с незаконным использованием детского труда в каменоломнях провинции Шанси. История получила широкую огласку благодаря информации, опубликованной в своих интернет-дневниках обманутыми родителями. Важную роль блоггеры сыграли и при освещении последствий землетрясения в провинции Сычуань в мае 2008 года.

Несмотря на небольшую по сравнению с США, Великобританией и другими европейскими странами историю расследовательской журналистики в Китае, трудно недооценить важность этого направления как для медиа-системы страны, так и для всего китайского общества. На протяжении нескольких десятилетий представители этого жанра адаптируют сложившуюся западную традицию к восточным социальным и культурным реалиям, ведь в то время как американская и европейская расследовательская журналистика рассматривает события через призму личных интересов, китайские репортеры ставят во главу угла общественное благо.

Осуществляя функции наблюдателя за властями всех уровней и беспристрастного обозревателя современных реалий, они, не впадая в оголтелую критику, помогают выявить наиболее чувствительные точки и противоречия во взаимодействии властей и социума. На фоне нестабильности, царящей в начале 2011 года в ряде арабских государств, именно наличие в Китае активной и развивающейся расследовательской журналистики становится одним из факторов обеспечения устойчивости и бескризисного развития страны на пути к построению вертикальной демократии, основанной на китайских ценностях и нуждах.

ЛИТЕРАТУРА И ИНТЕРНЕТ-ССЫЛКИ

  1. Bandurski D., Hala M. Investigative Journalism in China. - Hong Kong: Hong Kong University Press, 2010.
  2. Naisbitt J., Naisbitt D. China's megatrends: the 8 pillars of a new society. - NY: Harper Business, 2010.
  3. Osnos E. The Forbidden Zone. How far can a provocative editor go? // The New Yorker, 20.07.2009 (http://www.newyorker.com/ reporting/ 2009/ 07/20/ 090720fa_fact_osnos /)
  4. Polumbaum J. China ink: The changing face of Chinese journal-ism.- Lanham (Maryland): Rowman & Littlefield Publishers, 2008.
  5. Scotten J.F., Hachten W.A. New media for a new China. - Ma-laysia: Wiley-Blackwell Publishing, 2010.

ИСТОЧНИК: Современные проблемы мировой журналистики: к 50-лет. падения колон. системы: Матер. Междунар. науч.-практ. конф. (13-14 апреля 2011 г., Москва) / Российский ун-т дружбы народов. – М.: Изд-во РУДН, с. 24-31

 


Новости института

Подписан договор с японской консалтинговой фирмой "Skylight", который предусматривает отбор студентов нашего института для стажировки в Японии и дальнейшей работы в филиалах компании.

Подробнее ...